«Есть опасения, что жена меня выгонит из дома»

«Есть опасения, что жена меня выгонит из дома»05.05.2018

Сибиряк бросил бизнес, чтобы делать необычную мебель из дерева, — идея пришла после покупки квартиры

Юра Демидов получал все знания об обработке древесины самостоятельно

Юра и Настя Демидовы пробовали себя в разных сферах и в итоге нашли дело своей жизни, когда не смогли купить подходящую мебель в новую квартиру. Сегодня в рубрике «Маленький, но гордый бизнес» — история семьи, которая любит лес, коллекционирует древесину и тестирует свои изделия дома. Журналист НГС.БИЗНЕС поговорила с создателями мастерской «Лес внутри» о том, почему из них получаются плохие городские жители, в чём секрет лавки, которая стоит у них дома, откуда они черпают идеи, как вместе учатся строительству семьи и своего бизнеса. Подробнее — в материале НГС.

Юра и Настя Демидовы вместе восемь лет: познакомились в студенческие годы и вместе взрослели. Настя окончила институт в сфере международных отношений, но работала не по профессии, в благотворительных фондах, и всегда была связана с организаторской деятельностью.

«Юрка занимался педагогической деятельностью — работал в лагерях инструктором: в Кемеровской области есть такие активные школы, в которых детей учат летом парусному спорту, водным лыжам, а зимой в Шерегеше ставят на сноуборд. Это меня покорило. С этого всё и началось», — вспоминает Настя.

Юра и Настя Демидовы вместе восемь лет: познакомились в студенческие годы и вместе взрослели

Потом Юра отучился в НГТУ на инженера баз данных, но со второго курса понимал, что не останется в этой профессии.

«Окончил университет, поработал полгода по найму в компании, которая занималась продажей электрооборудования. Понял, что нужно пробовать что-то самому. С этого момента начались попытки построения бизнеса в том или ином варианте — с 2011 года. В течение пяти лет это были сдельные работы, фриланс. Я пробовал себя в наружной рекламе, ремонтной деятельности, близкой к производственной. Параллельно с товарищами пытались организовывать мини-бизнесы, например покупали буровую установку и пытались одно лето заниматься бурением скважин», — рассказывает Юра.

Настя восклицает: «Это был жуткий период в нашей жизни!».

«Делали ночные игры по городу года три. Всё это всегда было с ноткой раздолбайства, лёгкого отношения. В 2016 году пришло осознание, что нужно структурировать. По факту вроде бы я и занимаюсь чем-то самостоятельно, но как такового нет ничего ощутимого своего, дела всей жизни», — продолжает Юра.

В тот момент они с Настей решили купить общую квартиру. У Юры была своя квартира, с которой помогли родители, и у Насти так же. Он предложил взять одну побольше и сдавать те, которые были. У Юры появилось поле для ремонта, Настя вдохновилась, поняв, что можно сделать всё своё с нуля. Она смотрела картинки и представляла, как всё должно выглядеть в их квартире.

Так выглядит мастерская «Лес внутри»

«Я понимала, что есть стол, но мне нужен не такой. Такой, каким я его представляла, не могла найти. Юра активный: если взялся, то нужно сразу сделать, а я тянула, потому что не могла выбрать. Как раз начался кризис: все материалы стали дорожать. Мы уже не знали, что делать, и Юра сказал в конце концов, что сделает сам. Понравится — пусть стоит, не понравится — будем думать. Так и началось всё. Юра пошёл куда-то, смастерил кофейный столик. Мне он понравился», — описывает историю их дела Настя.

Так Юре пришлось постигать производство мебели. Постепенно ему понравилось, но дома становилось всё сложнее и сложнее это делать. «Хотел сделать лучше — покупал инструмент, мне уже не нравилось, чтобы в моей новенькой уютной квартирке это всё стояло. Пришлось ему в первый гараж съехать со всем инструментом. Потом друзья стали приходить и спрашивать, где мы купили это, а я говорила: «Это Юра сам сделал, между прочим!»», — гордо произносит Настя.

Но добавляет, что тогда ещё не было понимания, что они будут делать мебель серьёзно, что это будет их делом. Начало работать сарафанное радио. Оно же работает и сейчас. Юра отмечает, что за два года руки так и не дошли даже сделать сайт. Единственное, что есть, — это instagram, Настина идея.

Публикация от 🌳Мастерская Уютного Интерьера (@les.vnutri) 22 Сен 2016 в 8:07 PDT

«Я предложила завести instagram, но не представляла, как это делается. Ходила и думала, что его же нужно как-то назвать. Должно быть связано с лесом. Мы любим лес — из нас плохие городские жители, нам всегда нужно сбежать. Хорошо, лес. А что дальше? По сути, мы приносим в наш дом лес. Значит, внутри. Пусть будет «Лес внутри». Понравилось. Так и оставили. Начали публиковать собственно всё, что есть в нашей квартире», — поясняет Настя.

До сих пор любимым изделием у Юры остаётся его первый кофейный столик, с которого всё началось. Настя любит кухонный стол и лавочку к нему. «Мы, наверное, года полтора жили дома с раскладным походным столом и такими стульями. Я уже изнемогала: мне нужен был стол, чтобы все гости помещались, пили чай. Юра сделал стол и к нему широкую лавку, которую можно открывать и использовать для хранения. Как у бабушек в кладовых. Компотики, варенье туда можно поставить», — показывает Настя.

Юра добавляет, что по неопытности сделал её длиной в три метра и неразборной, а живут они на 15-м этаже. Друг помогал ему занести эту лавку. Смеётся, что всё равно дружат до сих пор.

Публикация от 🌳Мастерская Уютного Интерьера (@les.vnutri) 14 Дек 2016 в 1:28 PST

«Муж занимается производством, а у меня дома ещё стульев нет! Лавка — это, конечно, очень удобно, но стульев нет. Проблема в чём? Не просто же взял и стандартный стул сколотил», — отвечает Настя на вопрос, чего из мебели им не хватает дома.

Юра замечает, что проблема в согласовании. Настя подхватывает: «Это же творчество! Хочется и кайф в процессе работы получить, и время найти, и согласовать идеи друг с другом. Поэтому домой всегда сложнее всё делается и дольше».

Но если нужно отработать какие-то техники, подчёркивает Юра, — это всегда изделия домой. Настя приводит пример: «Когда Юра начал делать разделочные доски, сразу принёс домой. Все виды у нас есть дома. Я люблю торцевые. Чтобы понять, сколько служит, где рассыхается, — очень важно сразу определить минусы и плюсы того или иного изделия. Конечный потребитель тогда получает его в лучшем качестве».

Публикация от 🌳Мастерская Уютного Интерьера (@les.vnutri) 19 Мар 2017 в 3:15 PDT

Сейчас в команде «Лес внутри» восемь человек. «Сначала возникла потребность в помощниках. Ко мне присоединился друг, с которым были с первого класса вместе. Потом понадобился сварщик: какие-то вещи, которые мы не можем отдавать кому-нибудь, нужно делать именно под нашим контролем. Со временем, когда заказов становилось больше, возник вопрос в их обработке. Я могу это делать по совмещению, но хочу работать с деревом, поэтому появились два менеджера, которые обрабатывают заявки и частично занимаются продвижением. И помощник по дереву», — описывает формирование команды Юра.

На первом этапе было так: они брали какой-то заказ и закладывали в него, помимо стоимости материалов, стоимость необходимого инструмента. Если он стоил дорого, то частично. Сейчас постепенно докупают всё, но основные инструменты уже есть.

Сотрудник «Леса внутри» за работой

«Много тяжёлого инструмента ещё не хватает, но это речь идёт о больших дорогих станках. Мелкий ручной инструмент весь купили в течение первого полугода — дрели, шлифовальные машины, фрезеры и так далее. Тратили на это примерно 30–40 тысяч рублей в месяц. Сейчас эти суммы возрастают. Есть мысль воспользоваться кредитованием для покупки больших станков, которые помогут оптимизировать работу», — размышляет мастер.

Начинали они с обычного гаража, потом переехали в тёплый бокс побольше, потом в другой бокс — ещё больше, но в том же районе. «В этом закоулке 40% мебельщиков, а 60% — это СТО, судя по количеству машин. В этом помещении лет 18 всякие мебельщики были, поэтому частично какое-то тяжёлое оборудование было у хозяина бокса», — говорит Юра.

Площадь бокса, в котором сейчас располагается мастерская, — 300 кв. м

Настя сначала не понимала, зачем такое большое помещение: «Когда Юра сказал, что предложили вариант в 300 квадратов, переезжаем, я удивлялась: «Куда? Ты что? Зачем? Они просто так будут стоять». Буквально через месяц приехала сюда и увидела, что здесь всё заполнено: всё используется, везде дерево и бегают люди. Подумала: «Ну да, ладно»».

Со временем они ужались, чтобы уменьшить финансовую нагрузку: на втором этаже теперь находятся ребята, которые работали в команде Юры сварщиками и ушли в производство деревянных лестниц.

Команда «Леса внутри» делает оборудование для заведений, например баров, кальянных, салонов красоты. «Редко делаем что-то кому-то домой, чаще это коммерческие клиенты, которым нужно оборудование для бара или кафе. Большую часть занимают клиенты, которые делают что-то серийное. Есть ижевская сеть пекарен, для которой мы постоянно изготавливаем типовую мебель. То есть три категории продукции: есть серийное постоянное, есть индивидуальное и есть то, что делаем для себя», — классифицирует заказы Юра.

Юра хочет создать три вида столов и три вида зеркал, чтобы выставить их на «Сибмебели»

Через какое-то время им захотелось сделать свою линейку продукции. Два месяца назад начали работать над этим. Юра отрисовал три вида зеркал и три вида столиков, чтобы выставиться в Экспоцентре на «СибМебели». У них будет металлическая основа и дерево. «По идее уже первый стол такой, но осознания тогда ещё не было. Столы, зеркала — продукция, в которую можно внедрить частичку дерева: спилы, мох, траву», — описывает Юра.

Сейчас, когда есть тенденция заказов дизайн-проектов, они активно сотрудничают с дизайнерами, которых считают проводниками к конечным клиентам. Формируют для них каталог пробников древесины, которая есть в Сибири.

Самый экзотичный экземпляр коллекции древесины — американский орех

«Людям нужно что-то индивидуальное. Действительно, при разработке проекта важно оценивать доступность материалов. Привезти откуда-то экзотические породы можно, но это дорого, большинство себе не могут позволить. У нас достаточно небольшой выбор материалов: в первую очередь хвойные породы — сосна, кедр. Самые доступные. Из лиственных пород — дуб, бук, ясень, берёза», — перечисляет мастер.

Настя отмечает, что она, как человек, который не вникает в особенности работы с деревом, оценивает всё визуально — нравится ли текстура, какой цвет у дерева. А муж уже подсказывает ей: например, это лучше для столешницы, это можно резать, а это нет. Юре всегда интересно работать с новыми материалами, осваивать их.

Вдохновение Юра черпает, как правило, из Instagram и YouTube

«Когда подворачивается возможность, если у клиента нет определённости по материалу и если это подходит под его объект, я стараюсь предложить тот материал, с которым ещё не работал, чтобы узнать его. Когда мы заезжали сюда, у хозяина бокса случайно нашлись несколько спилов американского ореха. Я выкупил у него две досочки. Стоимость у него, конечно, космическая: порядка 300 тысяч за куб. Две досочки двухметровые толщиной сантиметра четыре — тысячи по четыре каждая. Но это нужно было сделать, потому что он очень крутой», — восторженно заявляет он, описывая экземпляр своей коллекции.

Вдохновение Юра черпает, как правило, из Instagram или YouTube: «Всё идёт со стороны Канады и Штатов, потому что в любом случае у них доступ к древесине больше и история обработки древесины тоже. Люди одного подхода, одного склада ума находят всё одновременно. Мониторишь, например, Instagram ребят, которые в Новосибирске занимаются примерно тем же, и видишь, что ты выложил вчера изделие, а они сегодня, или наоборот».

Юра показывает древесину с эпоксидной заливкой — так называемая речка 

Например, Юра увидел, что человек в Штатах делает объёмные деревянные панели волнами, складками. Захотел попробовать и сделал домой деревянный стол, спускающийся небольшой вуалью, как будто свисает ткань. Иногда просто зарисовывает что-то сам, а потом воплощает. «Не исключено, что это кто-то делал и я мог бы увидеть, но тем не менее иногда что-то приходит так. Это обычно что-то простое и понятное — стеллажики, подставочки», — заключает мастер.

Эта работа доставляет Юре удовольствие, поэтому Настя его поддерживает. «Прежде всего вся деятельность идёт из личного кайфа. Если изначально понравилось, пошло, потом сталкиваешься с организационными моментами, сложностями и мозг начинает: «Может, это не наше. Пошли отсюда уйдём. Возьмём что-нибудь попроще или сферы, где можно получить больше денег». Но я знаю, что это его, Юра от этого получает удовольствие. На самом деле останавливаться и идти назад нет никакого смысла: попробует ещё две-три области, а потом всё равно вернётся сюда», — уверена она.

Публикация от 🌳Мастерская Уютного Интерьера (@les.vnutri) 14 Апр 2017 в 10:54 PDT

Юра говорит, что и за счёт объёмов, и за счёт пришедших людей приходится работать в очень небольшую прибыль, в ноль или даже в минус. «Попутные деятельности, которые ещё остались и пережили себя с момента становления меня как человека, занимающегося самостоятельно чем-то, всё равно помогают оставлять занятия деревом в нашей жизни, не отступать от того, что на самом деле хочется делать. Я радуюсь, улыбаюсь, когда работаю с деревом. Усталости точно нет, есть иногда опасения, что жена меня когда-нибудь выгонит из дома, учитывая, что возвращаюсь я поздно. Я очень сложно встаю по утрам рано. Утром думаю, что уеду вечером пораньше, а в итоге приезжаю, и всё — начинается рабочий драйв. Но пока не выгоняет», — смеётся он.

Настя подхватывает: «Вот стулья сделаешь, а там посмотрим!».

Она поясняет, что у неё был выбор — погружаться в работу мужа целиком или нет. Решила не уходить в это совсем, чтобы не было никакого противодействия. «У меня у родителей совместный бизнес, поэтому я знаю специфику его ведения именно в семье. Всё равно семья — это такое место, куда ты можешь прийти и расслабиться, пожаловаться, чтобы тебя пожалели, вдохновили, поддержали. Когда ты ведёшь бизнес совместно, всё равно бывают конфликтные моменты, разные точки зрения, поэтому сложнее ресурс поддержки получать дома», — рассуждает Настя.

Название «Лес внутри» предложила Настя: они с мужем любят уезжать за город

В ближайших планах у семьи — заниматься брендингом, продавать себя. Хотят всё-таки запустить сайт. Немного переделали логотип, напечатали коммерческие визитки.

«В первую очередь это всё для того, чтобы развивать свою продукцию. Понятно, что мы не сможем существовать без тех же индивидуальных заказов, не получится резкого перехода и не факт, что нашу продукцию рынок примет в том виде, в котором мы сейчас её представляем. Она для нас прекрасна: не доделана, конечно, но прекрасна. Основной шаг — делать что-то своё. Основной пример — это, наверное, IKEA, которая вышла на рынок с небольшого мебельного производства, делая что-то своё. Нужно, чтобы твоя продукция была нужна. В любом случае это будет изделие, которое нами придумано и с нашим желанием сделано», — заключил Юра.

Читайте также:

Маленький, но гордый бизнес: горцы в плюсе

Два друга из Грузии открыли маленький ресторан — и рассказали секрет идеальных хачапури и хинкали.

Источник: news.ngs.ru

spacer

Оставить комментарий