Не новая практика Кремля

Источники продолжают рассказывать прессе о работе внутриполитического блока администрации президента, а Дмитрий Песков — все это пояснять.

Откровенность высокопоставленных анонимов вызывает вопросы, которые повисли в воздухе.

Анонимные информированные лица в Кремле продолжают раскрывать для публики подробности планирования предстоящей президентской кампании 2018 года. Любимой их темой остаются регионы, однако теперь к ним прибавились и крупные промышленные корпорации.

В то же время расширение тем сопровождается сужением каналов, которые используются предположительно Сергеем Кириенко (замглавы администрации президента, курирующий внутреннюю политику) и его командой для разъяснения правящему классу и политически активной части российского общества краткосрочных и среднесрочных планов Кремля.

Возможно, это связано с насмешками, которые встретила прежняя коммуникационная стратегия внутриполитического блока администрации президента со стороны политологов, политтехнологов и журналистов неделей ранее (подробнее об этом читайте здесь). В любом случае, по этой ли причине, или по какой-то другой, но веером кремлевские «сливы» больше не публикуются.

Стоит отметить, что неделей раньше скандал вызвало появление практически идентичного текста сразу в десятке изданий почти в одно и то же время. Обсуждение сконцентрировалось вокруг самого факта такой топорной работы кремлевских пиарщиков с форматом предоставления информации «под эмбарго», то есть с запретом на ее опубликование до определенного срока. Это едва не привело к «смещению» повестки дня, которую пытался на своем закрытом брифинге задать кремлевский «источник». Тогда Кремль старался объяснить, какой будет интрига предстоящих выборов. Они якобы будут проходить фактически по схеме референдума о поддержке Владимира Путина, который (опять же якобы) в последний раз намерен переизбраться президентом России.

Эти объяснения профессиональному сообществу показались как минимум туманными и преждевременными, а то и вовсе сомнительными. Нареканий у политологов возникло множество. Например: чем же этот «новый» формат выборов 2018 будет отличаться от формата 2012 года, когда речь также шла фактически про референдум о доверии граждан РФ Владимиру Путину? Будут ли у предвыборной кампании Кремля какие-то другие темы? Если нет, то как команда Кириенко намеревается объяснять народонаселению, зачем ему вообще на эти выборы приходить, если речь идет уже вообще не о гражданах, и даже не о стране, а только о Путине?

Если другие темы будут, то к кому они будут обращены, с учетом заявления кремлевского «источника» о том, что Путин якобы не хочет быть президентом только тех социальных групп общества, которых можно назвать собирательным словом «иждивенцы»? Ведь понятно, что именно эти группы и были в последние годы базовым ядром теперь уже подзабытого «путинского большинства».

Ну и, наконец, как народ должен относиться к тезису о том, что «Путин переизбирается в последний раз». Радоваться или печалится? Дрожать в ожидании неясного будущего, которое наступит после ухода национального лидера или требовать от него предоставления «политического завещания» еще до выборов? Эти, как и многие другие, не менее сложные вопросы, фактически повисли в воздухе.

Однако «источники» отвечать на них по-прежнему не считают нужным. У них явно есть своя программа действий, которой они и придерживаются, не обращая внимания на волнение «непосвященных». Рассказав о базовых основах предстоящей президентской кампании, они возвращаются от стратегии к тактике. Как победить? Судя по последним «сливам», рецепт предельно прост — путем разъяснений, мониторингов ситуации и экономики в регионах и опоры на крупнейшие корпорации (а равно и их многочисленные коллективы). Вот только что же в этом нового?

Забавно, что пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, неожиданно подтверждает выводы критиков внутриполитического блока президентской же администрации. По его словам, «идея правильно изложена, но детали абсолютно не соответствуют действительности: это не новая практика, это постоянная практика, это составная часть работы администрации президента».

Что же это странное противоречие Пескова и источников может означать? Да в принципе, все, что угодно. Первый вариант — разные «кремлевские башни» поругались или, скажем так, «вступили в публичную дискуссию» о том, как следует работать с прессой и общественностью. Второй — идет хитрая игра в одни ворота, когда источники обозначают реальные планы, а пресс-секретарь официально «приглушает» их прямоту. Ну и третий — каждый просто делает свою работу так, как считает необходимым, не советуясь с коллегами, чего в Кремле, кажется, давно уже не было.

Иван Преображенский

Источник: rosbalt.ru

spacer

Оставить комментарий